Храм Богоявления на Гутуевском острове

29 апреля 1899 года на углу Динабургской ул. и набережной реки Екатерингофки на Гутуевском острове, в С.-Петербурге, раздался колокольный благовест к первой Божественной Литургии во вновь - освящаемом тогда Богоявленском храме, сооружённом в память двух исторических событий. Оба происшествия связаны с членами царской династии Романовых.

17 октября 1888 года российский телеграф разнес по миру срочное известие, что на 277-й версте от Курска произошло крушение императорского поезда, в котором царь Александр III с семьей возвращался из Крыма. Часть вагонов разнесло буквально в щепки, во всем поезде, состоявшем из 15 вагонов, уцелело только пять. Всего пострадало 68 человек, из них 21человек погиб, в основном из прислуги, знатные путешественники уцелели. Только великая княжна Ксения Александровна, тогда еще ребенок, после этой катастрофы стала горбатенькой. Пожалуй, за весь XIX век царская семья, да еще целиком, не бывала в столь непосредственной опасности.

На месте крушения поезда в память об этом событии по проекту академика архитектуры Р.Р. Марфельда были воздвигнуты храм Христа Спасителя и часовня Нерукотворного Спаса.

Чудесное спасение Императора Александра III с семьей при крушении поезда в Борках вызвало в стране строительство множества храмов, посвященных этому событию. Решили отметить это чудо и таможенники, биржевые артельщики и портовые чиновники, населявшие Гутуевский остров и устье Невы в Петербурге, куда после открытия Морского канала перенесли торговый порт.

Вначале была задумана каменная часовня, но, поскольку приходская церковь стояла далеко, целесообразнее показалось выстроить большой деревянный храм. Гражданский инженер С. И. Андреев уже составил его проект, когда местный фабрикант Иоанн Воронин пожертвовал крупную сумму на каменную постройку, оговорив размещение в ней семейной усыпальницы. Новый проект храма на 1400 человек с большим куполом создали гражданский инженер В. А. Косяков и инженер Б. К. Правдзик, которые приняли за образец церковь, возводившуюся в Борках.

Однако в это время, 29 апреля 1891, Цесаревич Николай Александрович (будущий Император Николай II) счастливо спасся при покушении на него японца-фанатика в городе Отсу. Храм посему был заложен в годовщину памяти об этом событии. Так что же произошло в далекой Японии?

При движении Их высочеств в колясках-джинрикшах по одной из улиц города один из 135 полицейских, призванных охранять гостей от всевозможных недоразумений при огромном скоплении народа, сделал шаг вперёд, вынул саблю и ударил ею по голове наследника, обрезав ударом поля его шляпы и ранив голову выше уха до виска, и сейчас же повторил удар. Цесаревич, схватившись рукою за рану, из которой лилась кровь, выскочил из джинрикши, а полицейский бросился за ним. Спас положение принц Георг, ударив с огромной силой злоумышленника бамбуковой палкой, после чего нападавший был связан.

Хотя наследник потерял много крови, рана была не очень глубокой, и после оказанной медицинской помощи цесаревич Николай отбыл поездом в Киото. Министр двора граф И.И.Воронцов-Дашков, сопровождавший Николая Александровича, телеграфировал в Санкт-Петербург: «29 апреля, во время проезда наследника Цесаревича через город Отсу в Японии, Его Императорское Высочество был ранен в голову саблею полицейским нижним чином… Рана Цесаревича лёгкая и опасности нет».

Оставить комментарий

Комментарии: 0